Среда, 18.10.2017, 01:30
Приветствую Вас Гость

Каталог статей

Главная » Статьи » Cтатьи

Defending FSB “Picarelli" – Soldier’s Diary from the Bushes Part I

07.25.1968

Прибыли на базу огневой поддержки Picarelli в провинции Фуонг Дин.

Побросали рюкзаки и сразу же занялись работами по укреплению периметра. По ходу знакомимся с парнями, но все несколько настороженно относятся друг к другу. Пока общение не выходит за рамки подшучивания. Установили палатку, обложили мешками. Разобрали места внутри. Внутри пыльно. Уже два раза очищал свою винтовку. Это меня раздражает, когда винтовка грязная.

Страна (мы так называем между собой Вьетнам) – сильно разрушена. Деревенька неподалеку от нашей базы выглядит мертвой – лишь несколько семей тут живут, все пришло в упадок. Такой вот автограф у войны – опустошенные селения. Но мы не чувствуем жалости к этим мирным вьетнамцам – в любой момент они могут ударить в спину…

Первое построение. После него опять направляют на работы – укрепляем периметр колючей проволокой. Это мерзкая работка – как ни старайся, все равно уколешься. Майк Швайгер из 25-й пехотной дивизии по ходу наматывания проволоки на столбы все время прикидывает как будет лезть «чарли» (это мы так зовем коммунистов из Вьет Конга и Северовьетнамской армии) и мы стараемся максимально перекрыть всевозможные щели в обороне базы. Мы уже наслышаны, что «чарли» могут просочиться в любую дырку.

Бойцы LRRP уходят в патруль. Провожаем их взглядами, выкрикиваем пожелания удачной охоты. SP4 Сойер (мой сослуживец) ворчит, дескать у них война, а мы так – строители. Я ухмыляюсь. Ночью с 3-5 стояли с Сойером на посту на фоксхол «Альфа». Ничего, только ветер.

07.26.1968

Подъем. Смотр. Немного поработали над укреплением периметра.

Потом поступил приказ обеспечить подвоз воды – необходимо было провести машину с водой, а для этого – проверить дорогу на предмет наличия «подарочков» от «чарли» и их засад. Справились вроде. Но наш сержант Стоцки вернулся из командного пункта хмурым – наверное, мы сделали какую-то ошибку.

После 12 вышли в патруль совместно с парнями из 25й. Нарезам круги вокруг базы, осматриваем подозрительные места, всякие уголки и заросли. Несколько раз натыкаемся на парней из 25й. Ближе к концу патруля услышали взрыв – потом оказалось, что наши товарищи нашли какой-то заброшенный схрон, видимо, сделанный «чарли». Они его подорвали. Я еще ни разу не выстрелил.

Перед входом на базу тоже приключение – мы уже соединились с ребятами из 25й, как с базы по рации доложили, что часовые обнаружили движение перед входом. Осматриваем внимательно заросли, мягко говоря, залазить в них неохота. Сойер крадется вперед. Но все обошлось.

Отдыхаем где-то часа 4 после патруля. Кто-то дремлет, кто-то чистит винтовку. Болтаем и перешучиваемся друг с другом. Жарко.

После отдыха заступаем на посты. Я в этот раз на входе – фоксхол «Чарли». Посты решено усилитько мне направляют Сойера. Мы, вслушиваемся до звона в ушах, к любому шороху. Это немного трудно, так как свободные от службы попивают пивко и с хохотом обсуждают женские прелести, каждый преувеличенно хвастается своим «опытом» и «победами». Мы с Сойером смеемся и одновременно негодуем – из-за такого шума любой «чарли» может подойти вплотную к базе хоть привязав к ногам за ниточки консервные банки и мы ничего не услышим!!! Наконец конференцию сексуальных маньяков обрывает сержант Попов (серьезный командир – я рад, что он командует нами). Становится потише. Джунгли – молчат. Мы с Соейром шепотом обсуждаем разную вкуснятину (консервы, как бы это помягче сказать, надоели…). Я и не знал, что Сойер - такой жрун – он расписывает как готовит его мама и жена. Да, на Юге умеют готовить, надо будет при случае угоститься… А я простой парень из Нью-Йорка – люблю хорошо прожаренный стейк.

Мне кажется, что я заметил легкое движение и какое-то черное пятно. Это – «гук»!

Мы совещаемся с Сойером, наконец, к нам прокрался сержант Попов – решено кинуть в подозрительное место гранату.

«Fire in the hole!» - хлопок разрыва. Что-то метнулось чуть дальше от места взрыва в направлении фоксхола «Альфа» - тут же слышна короткая очередь из него. На утро мы ничего не обнаружили в том месте, куда кинули гранату.

07.27.1968

С утра был получен приказы выйти в патруль на 10 часов. Собираемся. Нас, «кавалеристов» ставят в арьергард.

На условленном месте встречи пересекаемся с парнями из LRRP – они обнаружили схрон.

Мы скидываем рюкзаки и начинаем поиск «чарли». Слышится взрыв гранаты. Мы полагаем, что это уничтожен схрон. Мы ничего не обнаружили и выходим к схрону. А там…

Там подорвались трое из пяти «ларпов»… Это была ловушка. Это наши первые потери. Проклятые коммунистические ублюдки! Как я их ненавижу!!!

Заворачиваем парней в пончо, вызываем «чоппер». Вот и «Хьи» - грузим погибших…

После занимаем круговую оборону вокруг схрона, пока оставшиеся из «ларпов» продолжают его дальнейший осмотр и обыск.

Получен приказ – мы возвращаемся на базу, «ларпы» остаются на поиски аэродрома.

Как только вренулись на базу – парни из 23й вышли на ночной мониторинг, а мы приступаем к дежурству по базе и заступаем на посты. Каждый из «кавалеристов» стоит на посту по три раза – не оставляет ощущение, что сегодня «чарли» нападут на базу…

Слышим стрельбу и взрывы в том направлении, куда ушли парни из 23й. Пытаемся выйти сними на связь – безуспешно. Мы слушаем звуки далекого ночного боя.

А когда «кавалерия» будет в деле? Fuck…

Над нами гудят в высоте В-52. На Ханой.

07.28.1968

Утром они (23-я) вернулись. 3 – K.I.A. Но уничтожена и группа «чарли». Подвозят свежую воду и мороженное. Нас сменяют на постах. Все немного повеселели. Умываемся и даже бреемся. Гигиена и дисциплина!

Мы валяемся в своей палатке, болтаем обо всем и ни о чем. Играет музыка. Под нее мне немного взгрустнулось, почему-то вспомнился колледж и моя первая любовь – Мэри… Я помню только ее образ, я лицо почему-то не могу припомнить. Все это - из-за этих песенок про любовь…

Рядовой Финнеган, мой сослуживец из «кавалерии», и один из «ларпов» попадает на shit duty – сжигание дерьма. Здесь это целое шоу, накалу которого позавидует Бродвей. Сержанты и рядовые, свободные от службы, рассаживаются с пивом и колой неподалеку и сопровождают работу чистильщиков дерьма комментариями. Смеемся.

После с Финнеганом обсуждаем ситуацию – однозначно, пока «кавалерия» не сделала ничего значительного. Мы хотим убивать «чарли». Финнеган сказал слов 15-16 – это даже очень много, после я в этот день не слышал и слова. Это вообще с виду тихий и молчаливый парень, говорят, бывший «хиппи», но на самом деле он ирландец – гуккиллер.

К вечеру погода портится. Собирается гроза. Вдалеке грохочет гром.

Мы решили попить кофе. Но поступил приказ – выдвинуться на поиск джипа, который уже долго не возвращается (до этого мы слышали, как джип выехал из базы, но не придали этому значения, пока не услышали ругань сержанта Попова и очередь в воздух)… Твою мать, кофе откладывается! Собираемся, накидываем пончо, РТО Корсак (из 25й) проверяет связь. Накрапывает дождь.

Мы выдвигаемся по дороге от базы, мне становится жарко или от адреналина или от того, что под пончо жарко.

Но джип мы находим очень быстро – он едет к нам очень медленно. Но все живы, была поломка в пути. Однако, интонации в голосе сержантов настораживают. Наш сержант Стоцки передает приказ командира базы: в нашем сопровождении направиться на базу.

Джип еле плетется, сержанты дурновато хихикают. Неужели, курили дурь?

Заходим на базу. Джип припарковывается в капонир очень грубо, едва не врезаясь в бункер. Один из сержантов, бывший за рулем, едва только не вываливается из машины. Они сбивчиво пытаются что-то объяснить командиру.

Командир базы сержант Попов стоит с каменным лицом:

- Сдать оружие!

Сержанты некоторое время осмысливают приказ, а потом непослушными руками отдают винтовки.

- Конвойной команде сопроводить арестованных в мой бункер, - приказывает Попов и уходит к себе в бункер.

Залетчиков ведут за ним.

Мы слышим крики и ругань, доносящиеся из бункера командира. Спустя некоторое время, залетчики расходятся по своим подразделениям. Одни из них наш – сержант первого отделения второго взвода Фостерс, его словно пыльным мешком ударили. Ясно, он без настроения.

Еще одна новость шокирует нас еще больше, чем их выходка (оказывается, они покатили в ближайшую деревеньку за бухлом): будет сержантское shit duty!! Вот это да! Рядовые гаденько ухмыляются – такое шоу, туда надо обязательно достать билет, особенно на вышку. Мы с Сойером прячем улыбки.

Возвращаемся в палатку. Снаружи бушует тропический ливень.

/в этом месте дневника подчерк торопливый, строчки сбиваются, видно, что солдат писал это торопясь. Некоторые слова и предложения нам так и не удалось разобрать – мы их опустили/

Вдруг взрыв! «Чарли» принесли нам кофе!!! Вылетаем из палатки; на нас шлемы, бандольеры, в руках - винтовки; стоит ор команд сержантов. Я занимаю позицию на отдельном небольшом укреплении  - «сиське» как мы ее называем. Размокшая глина чавкает  под ногами. Ко мне присоединяется РТО Корсак. Отстреливаемся короткими очередями. Гремит гром, ослепительно сверкают молнии – мы с Корсаком в момент вспышки выглядываем из-за укрытия, в надежде использовать это как осветительную ракету… Но за такое короткое время ничего не успеваешь увидеть и страшно поймать пулю, пока ты торчишь над бруствером. Также быстро ночная перестрелка затихает – «чарли» отошли. Я расстрелял  один магазин. Возвращаемся в палатку.

Кажется, я только закрыл глаза, как надо заступать на пост. Стою на «альфе». Дождь прекратился, в джунглях шуршат капли, падающие с листьев. Все время клонит в дрему, я борюсь со сном – пересчитываю гранаты и магазины в бандольере не по одному разу. И вот – взрыв нашей мины-ловушки!!!

CONTACT!!! – ору что есть мочи. Кидаю гранату, стреляю из винтовки, «чарли» лезут на периметр. База Picarelli оживает – начинаем огрызаться, я веду дуэль с этими «гуками», которые лезут на мой фоксхол. Ко мне на усиление прибегает Финнеган. Кажется, я убил одного «чарли». 

Бой затихает. Сержанты снимают усиление с постов. Я сменяюсь, на моем посту остается Финнеган.

Я снова в нашей палатке. Отличная ночка!.. Мы возбужденно обсуждаем подробности боя. Я хотел расска…

Здесь дневник обрывается.

PFC Грин погиб во время минометного обстрела базы Picarelli, который начался спустя неполных пять минут с момента окончания боя. Мина попала прямо в палатку второго взвода, который был уничтожен практически полностью – в живых остались трое (в это время они были на посту) из одиннадцати.

Далее дневник велся другим PFC, который по иронии судьбы был полным тезкой погибшего американца. И вот его записи.

Категория: Cтатьи | Добавил: Monolit (03.08.2010)
Просмотров: 1877 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]